иное

08.02.2022 12:45
50

Маурин Исидор Егорович – машинный унтер-офицер крейсера «Олег», семейная история. Из коллекции МУК «РИХМ». к 150-летию открытки в России 1872-2022.

      В  России – открытки начали выпускать  с 1 января 1872 года под названием «Открытое письмо»  (в отличии от корреспонденции в конвертах, называвшихся «закрытое письмо». С 1 января 1872 по 19 октября 1894 года бланки открытых писем выпускались исключительно почтово-телеграфным ведомством и их форма была строго регламентирована. После 19 октября 1894 г., распоряжением министерства внутренних дел Российской Империи,   было разрешено частное изготовление открытых писем,  которые «по формату и плотности бумаги должны соответствовать бланкам, изготовляемым почтово-телеграфным ведомством и с 1878 г. согласно  по международного стандарта,  принятого на Всемирном почтовом конгрессе в Париже    соответствовал  формату  открытки      9 х 14 см, (который просуществовал вплоть до 1925 г.),  также,   были оговорены цвет бланка – бумага светлых тонов и   двухцветность:  текстовка и линовка городских открыток были напечатаны коричневой краской, а иногородние – светло-зеленой. В 1875 г. Россия вступила во Всемирный почтовый союз. С этого момента на всех открытых письмах, отправляющихся за пределы страны, появилась надпись «Всемирный почтовый союз. Россiя. Union postale universelle», на двух языках  - на родном языке и на французском. Открытки, имевшие хождение внутри России имели надпись только на русском языке.

       В наши дни открытка как средство связи занимает, на первый взгляд, весьма скромное место; можно сказать, что на фоне современных средств коммуникации открытка выглядит несколько архаично. Но в начале ХХ столетия, в эпоху, когда телефон был предметом роскоши, у открыток не было равных по оперативности и экономичности. В собрании Раменского историко-художественного музея коллекция открыток датируемых по  выпуску до  1918 года на сегодняшний день составляет 244 единицы хранения. Предлагаем вам, ознакомиться с открытым письмом, периода 1907-1918 гг .  

      «19 декабря Дорогой братец, Сидор Егорович поздравляю  с праздником, с Рождеством Христовым! Маурин Василий Кондратьев» Маурину Сидору Егоровичу г. С.-Петербург Главный Морской штаб. Почтамт штаба Балтийского отряда на крейсер «Олег» Маш[инное отделение].  

      На лицевой стороне иллюстрация  библейского сюжета «Рождества Христова» с подношением ему даров. Как следует из адресной строки открыток письмо с поздравление адресовано на крейсер «Олег» Балтийского флота, адресат также указан – Сидор Егорович Маурин, временной отрезок - до 1918 года. 

      Итак, обратимся к открытым источникам: срок службы на флоте в Российской Империи составлял 10 лет — 5 лет действительной службы и 5 лет в запасе. Каждый флот комплектовался новобранцами, призываемыми из территориально близких ему районов. Поскольку флот являлся наиболее технически оснащенным видом вооруженных сил, его комплектование производилось за счет наиболее грамотных и развитых призывников. Так, среди призванных на флот в 1914–1916 гг. оказалось 81,31 % грамотных, 11,27 % малограмотных и 7,42 % неграмотных. В 1960-х г. С.С. Хесин и Д.А. Гаркавенко в своих статьях, основанных на архивных данных, пришли к выводу,  что до призыва из рабочих происходили 23,12 % матросов, из категории «полупролетариев» (судоходцы, рыболовы, конопатчики, плотники и другие) — 23,94 %, а из крестьянства и «мелкой буржуазии» (торговцы, писаря, телеграфисты и другие) — 52,94 %. В течение Первой мировой войны численность нижних чинов флота увеличилась почти в четыре раза. За время войны было мобилизовано 27 958 матросов запаса призывов 1904–1908 гг. и 19 000 ратников морского ополчения (запасных, но более ранних сроков призыва — 1899–1903 гг.) выше, нежели у армейских призывников. В начале 1914 г. в составе Морского ведомства насчитывалось 52 011 нижних чинов и унтер-офицеров.

       Все «низшие чины» (по официальной терминологии) Российского императорского флота разделялись на три категории: матросы и рядовые, унтер-офицеры и кондукторы. Существовало две системы званий нижних чинов — звания строевого состава (к ним относились строевые матросы, марсовые, рулевые, сигнальщики и водолазы) и звания специалистов (нижние чины этой категории проходили обучение в специальных школах).

      Денежное содержание нижних чинов и унтер-офицеров состояло из следующих видов: жалованья, морского довольствия и добавочного содержания, начисляемого за специальные звания или за исполнение определенных обязанностей. Также существовали прибавки к жалованью для награжденных Знаком отличия военного ордена (Георгиевским крестом) или Георгиевской медалью. Матрос 2-й статьи получал по 1-му разряду 9 руб. в год, по 2-му —13 руб. 80 коп. Унтер-офицер получал, соответственно, 24 и 36 руб. Морское довольствие для матроса составляло 60 копеек в месяц во внутреннем плавании (90 — в заграничном), для унтер-офицера — 3 рубля 30 коп. и 4 руб. 95 коп., соответственно. Самыми «богатыми» из нижних чинов специальных званий были машинисты, окончившие по первому разряду курс машинной школы по классу машинных унтер-офицеров самостоятельного управления. При экономном расходовании денег нижний чин после отбытия срочной службы мог вернуться домой довольно состоятельным человеком. Следующий шаг- открытка была послана на крейсер «Олег».

     «Олег» — бронепалубный крейсер I ранга. Он был спущен на воду в

1903 году, и, не окончив прохождение необходимых испытаний, в октябре

1904 года был отправлен вдогонку 2-й Тихоокеанской эскадре, с которой

соединился в феврале 1905 года близ острова Мадагаскар. В составе эскадры оба крейсера входили в крейсерский отряд контр-адмирала О. А. Энквиста, который держал флаг на «Олеге», и принял участие в Цусимском сражении 14 — 15 мая 1904 года (даты по старому стилю). После дневного боя крейсера «Олег», «Аврора» и «Жемчуг» пытались прорваться на север к Владивостоку, но постоянные столкновения с японскими миноносцами заставили их развернуться на юг. Впоследствии, после прибытия в порт

Манила на Филиппинских островах, эти крейсера были интернированы  до

конца Русско-японской войны. Крейсер участвовал в походе 2-й Тихоокеанской эскадры, итогом которого стало Цусимское сражение, закончившееся известным разгромом эскадры.

     Во время I мировой войны 1914-1917 года крейсер «Олег» и эскадренные миноносцы «Войсковой» и «Украина», укомплектованные Гвардейским экипажем, вместе с немногочисленным Балтийским флотом решали основную стратегическую задачу – не допустить неприятельский флот к Кронштадту и Санкт-Петербургу, а также обеспечить защиту с моря флангов нашей армии на юге и севере Финского залива.   С объявлением войны крейсер «Олег» под командованием капитана 1 ранга П.Л. Трухачева входил в состав 2-ой резервной бригады крейсеров и принял участие в операциях:

- 19 августа 1914 г. крейсер выполнил поход к острову Гогланд, а в начале сентября вместе с другими кораблями соединения отправился в море для разведки на линии Стейнорт-Хобор.

- В начале ноября крейсера отряда Особого назначения – «Рюрик», «Богатырь» и «Олег» прикрывали минный заградитель «Амур».

- 30 декабря принимали участие в минной постановке у банки Штольпе. Накануне нового 1915 г. крейсера вышли на заградительную операцию: «Олег» выставил свои 96 мин у острова Борнхольм. В конце января командующий флотом прибыл на крейсер и наградил отличившихся крестами и медалями.

- 18 июня 1915 года в составе отряда крейсеров ходил в поход к Мемелю и принял участие в бою с немецкими крейсерами «Ронь» и «Бремен» и в уничтожении немецкого заградителя «Альбатрос»;

          - 28 октября  первый раз и 30 ноября 1915 года второй раз поставил минные заграждения (около 700 мин) южнее оконечности о. Гогланд, после чего опять ушел на зимнюю стоянку в Ревель.  

      Морской Гвардейский экипаж прекратил свое существование как боевая часть флота «за ненадобностью», именно так было указано в тексте приказа № 105 за подписью командующего Балтийским флотом, датированным 3 марта 1918 г.  Крейсер «Олег» погиб 18 июня 1919 года в результате атаки британского торпедного катера СМВ 4.

Обратимся к фонду Российского Государственного архива военно-морского флота.   Представлены следующие записи командующего Балтийского моря:

№ 174704

«Маурин, Исидор Егорович – крейсер «Олег», машинный унтер-офицер 1 статьи. За ответственную и отличную работу при вторичном выполнении особой операции, требовавшей особого умения и мужества, согласно п. 43 Ст. 67 и п. 1 ст. 149 статута Георгиевского креста и Георгиевской медали.

Приказ КФБМ 28.12.1914 № 484.

 

№434863

Маурин Исидор Егорович – крейсер «Олег», машинный унтер-офицер 1 статьи. За примерное мужество, храбрость и самоотвержение, проявленные при неоднократных опасных и особо важных в военном отношении операциях. Согласно п. 43 ст. 67 Георгиевского Статута.

Приказ КФБМ 22.01.1916 № 52». 

      Теперь давайте обратимся к адресу, по которому должна была быть доставлена данная поздравительная почтовая карточка, что подтверждают также сохранившиеся  штемпели: Россия,  г. С.-Петербург, ул. Офицеркая, д.41.  «По воспоминаниям жителей, Офицерская улица в конце ХIХ и начале ХХ века славилась поразительной ухоженностью  и порядком. Весь  жилой фонд находился в частных руках и по одной этой причине содержался в идеальном состоянии. Жилые дома всегда были добротно выкрашены, большинство парадных подъездов оборудовались специальными козырьками,  укрепленными на специальных металлических  столбиках. По  краю тротуара устанавливались ряды каменных  или металлических тумб, оберегающих прохожих от наезда телег и пролеток. Особенно красивыми на Офицерской улице были первые этажи большинства домов. Подъезды и парадные двери содержались в идеальной чистоте. Их регулярно  прибирали и полировали. Начищенные до блеска медные и бронзовые дверные ручки ярко сияли на солнце. Большинство парадных  дверей изготавливалось из  ценных пород древесины, но наибольшее предпочтение на Офицерской отдавали красному дереву». Такое описание Офицерской улицы мы встречаем в книге «Дома и люди Офицерской улицы» Г.И. Зуева - там же:

«Доходный дом  за № 41 не раз менял наружный облик, повинуясь изменениям архитектурной моды и вкусам своих жильцов. В 1873 году здание было капитально перестроено по проекту архитектора А.К. Буша, а в 1896 году строение было куплено  богатым петербургским домовладельцем – коллежским советником Игнатием Ефимовым, владевшим этой недвижимостью  вплоть до 1918 года. В 1892 году здесь помещалось фотографическое ателье Шлемы Лихенталя, которое пользовалось огромной популярностью.

Вот так, годами лежавшие в старом альбоме или старинном комоде, переданными людьми, возможно не имеющими к семье Мауриных никакого отношения почтовые карточки стали поводом для интересного поиска, где есть еще много вопросов, который только начался, и надеемся,  найдутся ответы.