К 155-летию издания журнала «Русский архив»

Конец XIX - начало XX века – один из самых сложных периодов в истории русской журналистики, и не только из-за необыкновенной насыщенности событиями всероссийского и мирового масштабов (революции 1905 и 1917 годов, Первая Мировая война). К середине ХIХ века Чертковская библиотека  была самым крупным в мире собранием книг на русском языке о России.

Алекса́ндр Дми́триевич Чертко́в (1789 -1858) — русский учёный, археолог, историк, нумизмат, книжный коллекционер.. Основатель Чертковской библиотеки, председатель Московского общества истории и древностей Российских, один из учредителей Московской (общедоступной) школы художеств. Сын основателя библиотеки, Григорий Александрович Чертков, унаследовал любовь к книгам и рукописям. Выполняя волю отца он пристроил к своему особняку (на Мясницкой, 7) специальное помещение для библиотеки и в начале 1863 года открыл ее для  всеобщего пользования. Она стала первой в истории Москвы бесплатной библиотекой . В конце 1871 года Г.А. Чертков принес ее в дар своему городу, вместе с собранием рукописей и нумизматической коллекцией (ок. 27 тыс. книг, свыше тысячи рукописей, около 600 монет и медалей). Специального здания для размещения такого сокровища у города не было, и в 1873 году Чертков согласился на предложение Московской городской думы передать собрание в собственность Императорского Российского Исторического музея. Таким образом, за 10 лет до окончания строительства  музейного здания на Красной площади Г. А. Чертков стал первым крупным дарителем исторического музея. Судьба этой библиотеки была тесно связана с судьбой Петра Ивановича Бартенева историка, археографа, библиографа,  редактора ежемесячного историко-литературного журнала «Русский архив», издававшегося  в Москве с 1863 по 1917 год.. Этот журнал  называли  - «живой картиной былого», поскольку он содержал преимущественно публикации неизданных мемуарных, эпистолярных, литературно-художественных и ведомственных документальных материалов, освещавших культурную и политическую историю России в XVIII и XIX вв.  По числу опубликованных источников «Русский архив» стоит на первом месте среди русских исторических журналов ХIХ в. «…История Отечества,- пишет Зайцев о Бартеневе,- вот то общее направление, то главное дело, которому он решил посвятить свою жизнь. Надо сказать, что   в этом выборе было что-то чрезвычайно характерное для той поры. Россия стремительно приближалась к существующим переменам в своем государственном и общественном бытии, и предощущении этих перемен, далеко не всегда и не для всех достаточно отчетливо осязаемое, носилось в воздухе. И это грядущее – ожидаемое одними с  надеждою и упованием на изменения к лучшему, другими с тревогой, переходящей в страх перед всякими изменениями вообще,- это неизбежно приближающееся будущее и у тех и у других одинаково порождало общий интерес к прошлому,  к истокам грядущих времен, стремление понять их, оправдать или опровергнуть с помощью аргументов исторического опыта».

Сама колоритная личность Петра Ивановича Бартенева по своему типу и духу близка автору. «Бартенев не был холодным и сухим ученым, «…его  отношение к истории России,- отмечает Зайцев,- носило эмоциональный характер,  было проникнуто чувством глубокой любви к прошлому, было для него «возвратом на милую родину», вызывало «прилив жизненных сил». Один из самых знаменитых москвичей второй половины ХIХ  - начала ХХ века и его изданию – и поныне знаменитому журналу «Русский архив».  Методы собирания и издания документальных памятников Бартеневым в определенной степени восходили еще к традициям «Древней Российской вивлиофики» -   многотомного издания замечательного просветителя второй половины ХVIII века Н.И. Новикова – и к альманах  и к журналам первой четверти ХIХ века,  а также опыту заграничных изданий А.И. Герцена 1850-1860-х годов. Но во многом Бартенев выступил новатором – он обращался в поисках документов и в государственные хранилища. И в государственные учреждения, к владельцам семейных архивов, к друзьям и знакомым особо интересовавших его лиц (прежде всего Пушкина и декабристов), их наследникам и родственникам, записывал их  устные рассказы и воспоминания.

Вторая половина ХIХ в. в России характеризуется  значительным ростом числа научных  и научно-популярных изданий, вводивших  в научно-общественный оборот большого количества исторических источников, что было вызвано обострившимся общественным интересом к прошлому России.

Исторический журнал «Русский архив» (1863-1917) опубликовал на своих страницах огромное количество разнообразных статей и документов.

«Русский архив» был задуман первоначально как расширенная библиографическая газета, в которой публиковались бы и документальные материалы. В разрешении, выданном издателю Министерством народного просвещения, сказано: «Разрешено с 1863 г. повременное издание, под названием «Русский Архив», библиографическая газета, издаваемая при Чертковской библиотеке». Но уже с первых номеров журнала публикация исторических материалов заняла большое место и постепенно вытесняла материалы библиографического характера. В этом отношении редактор шел навстречу интересам читателей, значительно ограничивая библиографический раздел.

Достаточно широко отражалась в публикациях  и Крымская война. Материалы часто вызывали ответные отклики участников военных действий, иногда полемика принимала острые формы, как то было, например, в связи с публикацией «Записок севастопольца», в последнем номере этого журнала напечатано  письмо управляющего морским министерством Н.Н. Краббе, написанное по тому же поводу, как официальный, решительный и общий голос наших моряков в защиту чести доблестных защитников Севастополя.

Особое место занимали материалы по истории военных действий на Кавказе.  Материалы по истории крестьянских войн, общественно-религиозного движения в России ХIХ в.

Вообще значение исторических журналов для публикации источников этого рода для русской науки второй половины ХIХ – начала ХХ вв. было чрезвычайно  велико.

Довольно часто в «Русском архиве» печатались материалы по истории местного быта: помещичьего, купеческого, крестьянского, - обычно,  под названием «Дела давно минувших дней»

До 1873 г. в год выходило 12 выпусков с единой сплошной нумерацией. В 1874 г. – 2 большие книги, каждая со своей сплошной нумерацией. С 1875 г. в год выходило по 3 книги, каждая со своей нумерацией. В 1880 – 4 книги.  С 1881 по 1884 гг. выпускался 6 книгами в год. С 1885 г. «Русский Архив» выходит снова 3 выпусками.

      Бартенев придерживался традиционной для дворянской историографии периодизации русской истории по  царствованиям. Этот взгляд нашел свое отражение в предметных росписях содержания «Русского архива», где выделены следующие периоды Русской истории: «Допетровское время. 2. Петр Великий и Екатерина. 3. Петр II, Анна Иаоновна и Иоан Антонович. 4. Елизавета Петровна. 5. Петр III. 6. Екатерина II. 7. Павел I. 8. Александр I. 9. 1812 год. При этом главным объектом научных интересов издателя была Русская история ХVIII-ХIХ веков – «моя археология не простирается далее Петра Великого», и именно «известным знатоком нашей новейшей истории» признавали Бартенева современники.

   Смутное время  П.И. Бартенев считал «центральным плодом всей предшествовавшей и  корнем всей последующей жизни». В истории ХVII века считал необходимым более широко, чем это делалось в современной ему дворянской исторической науке, рассматривать внутреннюю политику и отношения между различными социальными слоями России, уделять больше внимания изучению народного быта этого времени.

Петровское время было, по его  мнению, было  «тревожной эпохой бунтов, казней и  коренных переворотов». Он высоко оценивал личность Петра I, говоря, что «Петр ярко выступает с чертами истинного гения и вполне русского человека», а также период преобразований, связанных с его деятельностью». Послепетровское время, «злая эпоха бироновщины», он считал, отступлением от заветов и начинаний Петра I.

Говоря о времени Елизаветы – «талантливой цесаревны», Бартенев выделял Семилетнюю войну, которая надолго  определила положение России в среде европейских государств и имела значительное влияние на внутреннюю русскую историю».

Время, связанное со вступлением Екатерины  II на престол и ее правлением, находило самых горячий отклик в сердце историка и  занимало, пожалуй, главное место в его научных интересах. По воспоминаниям внучки историка С.С. Сидоровой-Бартеневой, «у деда были две страсти: Пушкин и «матушка Екатерина». По словам А.О. Смирновой-Россет, Бартенев был «влюблен в Екатерину». Из за этой привязанности его называли даже «посмертным фаворитом» Екатерины  II.

Но не только «царственные особы» второй половины ХVIII столетия привлекают  внимание Петра Ивановича. Высоко он оценивал  научно-издательскую деятельность Н.И. Новикова. Ставя его «в великом деле народного образования» в один ряд с М.В. Ломоносовым, Бартенев считал, что «славный типографщик» погубил себя увлечением масонством.

Выделяя 1812 год, «Значение которого останется в веках», не только в русской, но и во всемирной истории,  П.И. Бартенев писал: «Есть события…  к которым непрестанно обращается взор историка, потому что  в них  сосредоточена жизнь многих поколений, а их влияние простирается на многие века. Таков в нашей  и во всемирной истории вечнопамятный двенадцатый год».  Отмечая время наполеоновских войн как веху в развитии русской общественной мысли, Бартенев писал: « Время борьбы с Наполеоном было вместе и временем первого освобождения нашего от иноземных влияний, началом новой внутренней самостоятельности», с одной стороны, а с другой – временем «окончательного  тесного сближения с Европой».

       История движения декабристов также постоянно привлекала его внимание. Он был одним из первых  кто приступил в России к широкой публикации документов по истории декабристов, в связи, с чем назван Александром II «Плутархом декабристов».

     15 февраля 2018 года -  155 лет со времени выхода первого номера журнала «Русский архив» (1863), издателем и бессменным редактором которого до конца своей жизни был Петр Иванович Бартенев. В общей сложности вышло более 600 номеров этого ежемесячного журнала; его тираж достигал 2000 экземпляров. «Русский архив был самым крупным и самым длительным по времени издания историко-литературным журналом в дореволюционной России. Многие из появившихся впервые на страницах «Русского Архива» документов впоследствии пропали в лихие времена нашей истории, вследствие чего их публикации  приобрели значение первоисточников. Абсолютно большинство  обнародованных  в журнале исторических источников больше не переиздавалось. Известный поэт Валерия Яковлевич Брюсов, который несколько лет работал секретарем редакции журнала П.И. Бартенева, оценил его вклад в литературоведение следующим образом: «Трудно представить себе русского историка русской литературы, который не был бы принужден обращаться, при своей работе, к «Русскому архиву». Дело Бартенева как издателя -  огромно, и в этом отношении его влияние на русскую науку почти не поддается учету». В фондах Раменского историко-художественного музея насчитывается более 100 единиц журнала «Русский Архив». Также  в музее можно ознакомиться с каталогом с полной росписью содержаний каждого тома издания.

Главный хранитель

МУК  «РИХМ»      Е.С. Сорокина

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий